четверг, 13 ноября 2014 г.

И стих, как Божий дух, носился над толпою...

Он был рожден для счастья, для надежд
И вдохновений мирных! – но безумный
Из детских рано вырвался одежд
И сердце бросил в море жизни шумной;
И мир не пощадил – и Бог не спас!
М. Ю. Лермонтов

Михаил Юрьевич Лермонтов – гордость русской литературы, русский поэт, прозаик, драматург. В этом году мы отмечаем 200-летие со дня его рождения. 
Сегодня в Центральной городской библиотеке им. И. П. Котляревского в рамках литературно - музыкальной гостиной "В Кругу друзей" состоялась встреча "И стих, как Божий дух, носился над толпою...". Автор и ведущая - библиотекарь читального зала Елена Мяхкова.
 Небольшое по объему наследие поэта очень многогранно и сложно. Он писал о современной ему действительности, историческом прошлом, мечтал о будущем. Творческая жизнь Лермонтова продолжалась всего 13 лет, но за это время он достиг вершин художественного мастерства и занял одно из выдающихся мест в русской и мировой литературе.
Книжная выставка
Родился Лермонтов 15 октября 1814 года в Москве. Отец его был пехотным капитаном в отставке. Поместье его, Кропотовка, Тульской губернии, находилось по соседству с имением Васильевским, принадлежавшим Елизавете Алексеевне Арсеньевой, урожденной Столыпиной. Красота и столичный лоск Юрия Петровича пленили единственную дочь Арсеньевой, Марию Михайловну, и, несмотря на протесты гордой матери, Мария стала женой небогатого «армейского» офицера. Постоянно болея, мать Лермонтова умерла весною 1817 года. Бабушка Лермонтова, Арсеньева, перенесла на внука всю свою любовь, после смерти дочери, но тем хуже стала относиться к зятю, вражда к которому длилась до самой его смерти. Уже на 9-й день после смерти жены Юрий Петрович вынужден был покинуть сына и уехать в свое поместье.

Зрительного образа матери у Лермонтова не осталось, но осталось нечто в душе, что он потом старался вспомнить всю жизнь, но так и не вспомнил. В память о рано ушедшей матери он написал стихотворение «Ангел».

Детство Михаила Лермонтова прошло в Тарханах, имении бабушки – Елизаветы Алексеевны Арсеньевой. Для нее ее ненаглядный внучек Мишенька был самым дорогим человеком на свете. Овдовев и пережив большую трагедию, похоронив еще совсем молодую единственную дочь, мать Миши. С тех пор она живет ради внука.
Бабушка во всем ему потакала. Любит играть в войну? Так вот ему и куча «солдат» из крестьянских детей. Вот лошадка живая. Катание на лодках. Походы в лес. И даже огромное путешествие на Кавказ … Вот учителя – какие бы ни были – лишь бы занимали внука. Всякий день, а пуще всякий праздник – дым коромыслом, лишь бы Миша был весел.
Ведущая Елена Мяхкова
Лермонтов был болезненным ребенком. И чтобы поправить его здоровье, бабушка возила его на воды Кавказа. Уже первые поездки из далекого пензенского имения Тарханы на Кавказ, несомненно, оставили отпечаток в детском сознании. На горячих водах он наблюдал нравы кавказских жителей, их мужество и ловкость. В окрестностях города Лермонтов присутствовал на празднике горцев,  где слушал песни народного певца, смотрел скачки, состязания в стрельбе.
Необыкновенная, мужественная красота природы Кавказа вызывала у Лермонтова чувство гордости и восхищения. Даже обычная луна здесь –
Царица лучших дней певца
И лучший перл того венца,
Которым свод небес порой
Гордиться, будто царь земной.

Среди ранних романтических произведений Лермонтова большое место занимают стихотворения и поэмы, посвященные Кавказу – это и «Кавказский пленник», «Измаил – бей», «Хаджи – Арбек», «Молитва».

Мише было 14 лет, когда бабушка повезла его в Москву. После тархановского одиночества Лермонтов попал в кипучее море молодой жизни – новые товарищи, большой круг родных и знакомых. Миша блестяще сдал вступительные экзамены в университетский пансион и начал там свое обучение. Он легко вошел в пансионскую жизнь. Среди новых товарищей он прослыл шутником и остроумцем, а также силачом. Во время послеобеденного отдыха он отличался в играх, происходивших во дворе. К широкоплечей фигуре Лермонтова очень шла пансионская форма – синий сюртук со стоячим малиновым воротником и синие брюки.
Московский университетский пансион сохранял с прежних времен направление литературное. Начальство поощряло занятия воспитанников сочинениями и переводами. Ученики много читали. Часто происходили литературные собрания, на которых читались сочинения воспитанников. Издавались рукописные журналы и альманахи.
В такой атмосфере поэтический дар Миши Лермонтова развивался все больше и больше. Он пишет стихи, много рисует, участвует в издании рукописных журналов.
В 1832 году Лермонтов оставляет университет, предполагая продолжить образование в Петербурге. Но там отказались зачесть прослушанные в Москве предметы, и, чтобы не начинать учение заново, Лермонтов поступает в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. В этом закрытом учебном заведении совсем не было времени для творческой деятельности. Только закончив его в 1835 году, поэт возвращается к литературе.

Нельзя сказать, что жизнь Лермонтова с внешней стороны была полна невзгод, нельзя сказать, что жизнь Лермонтова была по-особенному бурной. Просто он с его характером, его душой и талантом, не вписывался в окружающую его действительность: ни в школу юнкеров, ни в светские балы с их дежурными разговорами. Он мог бы вписаться только в русскую литературу и был на прямом и верном пути к этому, но не успел.
Жизненным девизом Лермонтова была борьба с пошлостью и препятствиями. Он говорил о трагическом одиночестве личности среди людей. Мир ужаснул его безнравственностью, господством зла, едва ли ни во всех сферах жизни. Поэту открылась правда подобная бездне, принять которую было нелегко:
В одном все чисто, а в другом все зло
Лишь в человеке встретиться могло
Священное с порочным.

Лермонтов был глубоко народен уже в самых ранних проявлениях своего гения, Можно было б сказать, что народность он всосал вместе с молоком матери, но в том то и дело, что кормилицей у него была – простая тархановская крестьянка. Созревая и мужая, поэт становился все народнее, все глубже. Родная история интересовала его не праздно, чувство родной истории в нем жило всегда.
Твой стих как божий дух, носился над землей,
И отзвук мыслей благородных
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и без народных.

От сюда «Песня про купца Калашникова», «Бородино», «Казачья колыбельная», «Родина».
Многие его стихи сразу же становятся народными песнями.

Каждый, кто внимательно прочитал бы Лермонтова, его стихи, его «Героя нашего времени», «Маскарад» и другие поэмы, мог бы прийти к безошибочному выводу, что через всю свою жизнь поэт пронес одну единственную, огромную, неизменную, глубокую любовь к одной женщине. Конечно, были светские встречи, были увлечения, были стихи в альбомы, стихи с посвящениями многим женщинам. Была Анна Столыпина, была Катенька Сушкова, была Щербатова. Сейчас же мы можем назвать это единственное имя: Варенька, Варвара
Александровна Лопухина. «Белокурые волосы, продолговатое лицо, прямой нос, задумчивые черные глаза, родинка над бровью … В ней не было никакого кокетства, но были удивительная природная грация, мягкость». Лермонтов смотрел на нее, и в нем, словно от какого-то кошмарного сна, просыпалась душа. Это была радость, как увидеть, проснувшись после грозовой ночи, голубое небо. Он смотрел на Вареньку, как на утраченную еще до встречи свою единственную и настоящую любовь. Встречи с ней он называл своим счастьем. Он трепетал от одной мысли, что это счастье может когда-нибудь родиться … Достаточно только перечислить стихи, обращенные к ней, чтобы понять, какую роль она сыграла в жизни поэта.

Совсем безнадежными их отношения стали, когда Варенька вышла замуж. Весть о замужестве Вареньки поразила Лермонтова как молния. Она Лермонтова тоже любила, почему же они не поженились? На этот счет существует много гаданий и толкований. В том числе можно выдвинуть версию о том, что Лермонтов хотел такой идеальной, недостижимой любви, которая освещала бы его жизнь, и боялся, что свет погаснет либо превратится в простой ночник. Но дело, кажется, проще. Они были почти ровесниками. Шестнадцатилетняя девушка, тогда уже – невеста, а шестнадцатилетний мальчик – еще юноша … Они были рождены друг для друга, но роковым образом не для брака, а лишь для любви. Мужчины тогда не женились рано, и уж во всяком случае, не на ровесницах. Лермонтов в своем возрасте просто не был еще психологически готов к браку.

Известность, признание и всенародная слава пришли к Лермонтову в трагические январские дни 1837 года.
Редко кто из жителей Петербурга не знал небольшого дома на Мойке с окнами, обращенными на канал, с подъездом под сводами ворот – дома, где жил Пушкин. Он был смертельно ранен на дуэли. Лермонтов возвращался к себе на Садовую поздно ночью. Сердце его горело от гнева и горя. Никогда еще он не ощущал с такой силой жажды борьбы с тем черным и страшным, что его окружало, и никогда не видел так ясно, что у него в руках есть верное оружие – его поэтическое слово. 28 января 1837 года Лермонтов написал первые 56 строк стихотворения «Смерть поэта». Это было стихотворение-поступок, стихотворение-подвиг, стихотворение-вызов.

Лермонтов своим стихотворением «Смерть поэта» пришел в русскую литературу с гордо поднятой головой. Он смело высказал светскому обществу то, о чем стыдливо умалчивали даже пушкинские друзья. Лермонтов пригрозил «наперстникам разврата» не только «железным» стихом, но и Страшным судом. И тут же, в 1837 году, был наказан за дерзость ссылкой на Кавказ.

На Кавказе Лермонтов встретил много бывших декабристов и познакомился с ними. Особенно он подружился с Александром Одоевским, поэтом, автором ответного стихотворения на пушкинское «Послание в Сибирь». Но через 2 года А.И. Одоевского не стало. Он умер на Кавказе, находясь в действующей армии, от лихорадки. На его смерть Лермонтов откликнулся взволнованными стихами:

Я знал его: мы странствовали с ним
В горах востока, и тоску изгнанья
Делили дружно; но к полям родным
Вернулся я, и время испытанья
Промчалося законной чередой;
А он не дождался минуты сладкой:
Под бедною походною палаткой
Болезнь его сразила, и с собой
В могилу он унес летучий рой
Еще незрелых, темных вдохновений,
Обманутых надежд и горьких сожалений!....

Об исключительной значимости для творчества Лермонтова, периода его пребывания в 1837 году в Пятигорске и Кисловодске лучше всего свидетельствует роман «Герой нашего времени», в котором нашли отражение пятигорские наблюдения поэта. «Герой нашего времени» - это одна из величайших драгоценностей русской литературы. Для русских писателей это произведение всегда было школой творческого мастерства. Но у высшего общества того времени было свое мнение: «Николай І пришел в ярость, - это жалкое дарование, оно указывает на извращенный ум автора». Удерживая Лермонтова на Кавказе, в зоне боевых действий, император, видимо, надеялся, что под пулями горцев мятежный поэт перевоспитается. Но в горах стреляют не только горцы …

Хлопоты бабушки и друзей сократили кавказскую ссылку. Весной 1838 года Лермонтов вернулся в Петербург. Последующие 2 года были периодом бурного расцвета его поэтического гения. «Дума», «Поэт», «Не верь себе», «Три пальмы», «Дары Терика» и многие другие стихотворения, поэмы «Демон», «Мцыри» умножили славу Лермонтова и выдвинули его на самое видное место в русской литературе. Белинский пишет в одном из своих писем: «На Руси явилось новое могучее дарование – Лермонтов».

Поэма «Демон» - произведение всей жизни Лермонтова, одно из главных и центральных его произведений. В изображении Лермонтова демон – это существо, исполненное не только отрицания и ненависти, но и не менее того – желания добра, красоты, гармонии.
Любовь Демона к земной женщине Тамаре и символизирует это стремление. Но его любовь несет ей гибель, Демон после смерти Тамары оказывается еще более одиноким, чем прежде, еще более трагичным.

В 1840-м году была спровоцирована дуэль между Лермонтовым и сыном французского  посла. Лермонтов не ожидал слишком сурового наказания. Но Николай І и его окружение воспользовались возможностью избавиться от неугодного им поэта, и он был вновь сослан на Кавказ в армейский пехотный полк.
По воспоминаниям Павла Александровича Висковатого: «Друзья и приятели собрались в квартире Карамзиных проститься с юным другом своим, и тут, растроганный вниманием к себе и непритворною любовью избранного кружка, поэт, стоял в окне и глядя на тучи, которые ползли над летним садом и Невою, написал стихотворение «Тучи».

Поэт вынужден был участвовать в ожесточенных боях, подвергаясь постоянной опасности. В июле 1840 года Лермонтов принимал участие в большом сражении у р. Валерик.
Увидя войну вблизи, Лермонтов особенно остро ощутил ее жестокость и противоестественность. В стихотворении «Валерик» он высказал свое осуждение войны.

За мужество Лермонтова представили к награждению орденом Св. Станислава ІІІ степени, а затем золотой саблей с надписью «За храбрость». Но царь, как сообщил военный министр, «не изволил: изъявить монаршего соизволения на испрашиваемую награду». Поэту был разрешен только отпуск в Петербург. Это было самое счастливое время его жизни. Образованное общество Петербурга встретило поэта с любовью. Он мечтал об отставке, чтобы посвятить себя литературе, заняться изданием журнала. Но все его хлопоты были безуспешны. Вместо всего этого он должен был ехать в далекие края, на войну, на встречу смерти.

Вернувшись на Кавказ, Лермонтов останавливается для лечения в Пятигорске. Здесь поэт много времени отдает творчеству. Еще с дороги он писал С.Н. Карамзиной: «Я не знаю, будет ли это продолжаться, но в течении моего путешествия я был одержим демоном поэзии, т. е.  стихов. Я запомнил наполовину книгу, которую мне подарил Одоевский, что мне, наверное, принесло счастье». Именно в эту книгу записал поэт свои последние стихи – «жемчужины русской поэзии».
Эта записная книжка стала его лучшим и самым близким другом. Наедине с ней Лермонтов был самим собой. Поэтому нам так дороги записанные в ней стихи. Среди них: «Выхожу один я на дорогу», «Нет, не тебя так пылко я люблю», «Пророк».

Много еще поэтических шедевров создал бы Михаил Юрьевич Лермонтов, если бы пистолетный выстрел Мартынова на дуэли 15 июля 1841 года не прервал так рано его жизнь. Мартынов учился вместе с Лермонтовым в школе юнкеров. Он пытался писать стихи и завидовал литературным успехам Лермонтова. Мартынов был напыщенным, самодовольным позером. И в лермонтовских карикатурных набросках играл главную роль. Завязка трагедии произошла в гостеприимном доме генерала Верзилина в Пятигорске. Здесь по обыкновению собралась молодежная компания. Повод к ссоре был ничтожным. Лермонтов увидел Мартынова, стоящего у рояля со здоровенным кинжалом, не терпевший фальши и позы, он шутливо назвал Мартынова «горцем с кинжалом». 15 июля около 7 часов вечера Лермонтов был наповал сражен пулей Мартынова. Поэт И.Ф. Аненский писал: «Как все истинные поэты, Лермонтов любил жизнь по-своему, такую, какая она шла к нему: сам он к ней не шел». За несколько месяцев до роковой дуэли Лермонтов видел себя во сне, неподвижно лежащим на песке среди скал в горах Кавказа, с глубокой раной в груди. Стихотворение «Сон» оказалось вещим.

Жуткое сходство лермонтовской кончины с пушкинской поражает. Первый биограф Лермонтова И. Панаев писал: «Он непременно должен был кончить так трагически. Роковое свершилось! Он пал под гнетом обыденной силы, ополчившейся на него, пал от руки обыденного человека, воплощающего в себе ничтожество времени».
Но вся мыслящая Россия была поражена и возмущена этим убийством. Пятигорск прощался с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым. Лишь теперь, когда он умер, многие поняли, что этот 26-летний юноша, одним казавшийся веселым,  другим – печальным, одним – насмешливо-высокомерным, другим – добрым и нежным, как ребенок, был им бесконечно дорог.
Казалось, все цветы Пятигорска были принесены в маленький домик, где лежало тело поэта. Представители всех полков, в которых Лермонтов волею и неволею служил в продолжении своей короткой жизни, нашлись, чтобы почтить последнею почестью поэта и товарища. Бережно несли на руках его тело офицеры Лейб-гвардии гусарского, Нижегородского, Гроднинского, Тенгинского полков. Несли товарищи, бывшие свидетели его боевой доблести, его беззаветного мужества, несли люди, которые чувствовали величие его творческого дара и понимали, кого потеряла Россия: одухотворенная поэзия, тончайшая проза, страстные драмы, изящные акварели, гениальная одаренность, ранний уход – все это о Лермонтове.
Россия, отвергнувшая своего сына, обрекшая на одиночество и изгнание «печального Демона» русской поэзии, могла бы быть довольной. Но нет! Та, которую он любил «странною любовью», от которой пытался отгородиться за стеной Кавказа, плакала о нем дождями и березовым соком, ветрами и грозами. Его оплакивали поля и степи, леса и горы, Москва и Петербург, Тарханы и Пятигорск. Его оплакивала страна. Потому что ушел не просто поручик Лермонтов неполных 27 лет. Ушел великий человек.
И так, Лермонтов прожил очень короткую жизнь. Тургенев в этом возрасте еще не написал ни «Записок охотника», ни знаменитых романов. Лев Толстой только еще создал «Детство», «Отрочество» и первые военные повести – ни одного большого романа. Гоголь не написал «Мертвых душ», Пушкин к 26-ти годам не закончил еще роман «Евгений Онегин», не создал ни «Полтавы», ни «Медного всадника». У них в этом возрасте все еще было впереди, а у Лермонтова …

Все постижимо: гениальность строк,
Глобальность мыслей в путевой тетради.
И этот откровенный холодок,
Печальное презрение во взгляде.
И даже смерть его у горных стен,
Кавказских гроз напрасные стенанья.
Но лермонтовский возраст
- двадцать семь -
Непостижим для нашего сознанья.
Какая мудрость в молодости лет,
Какая непроложность наблюдений!
Не только гений - очень ранний гений -
Пал не во цвете, а в расцвете лет.
Кто в наш акселератский сложный век
Презреньем ранним похвалиться может,
Кто в двадцать семь судьбу свою итожит,
Имея чин - великий человек?
Е. Нестерова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...