пятница, 16 декабря 2011 г.

Аугусто Монтерросо: произведения


 
ВЕРА И ГОРЫ

В начале Вера сдвигала горы лишь в случае крайней необходимости, и благодаря этому пейзаж оставался неизменным в течение тысячелетий.
Однако по мере распространения Веры, когда люди вошли во вкус и принялись двигать горы, их местоположение стало непрестанно меняться. И горы с каждым разом было все труднее обнаружить там, где вы их оставили накануне. Это скорее создавало сложности, нежели помогало их преодолевать.
И тогда добрые люди предпочли отказаться от Веры, и ныне горы, как правило, пребывают на своем месте.
И когда на горной дороге случается обвал, который погребает путников заживо, значит, где-то очень далеко или совсем близко в чьей-то душе слегка шевельнулась Вера.


МУХА, КОТОРОЙ СНИЛОСЬ, ЧТО ОНА ОРЕЛ

Жила-была Муха, и каждую ночь снилось ей, будто она Орел и парит она над Альпами и над Андами.
В первые мгновенья Муха просто с ума сходила от счастья, но какое-то время спустя ее одолевала тоска, и крылья казались ей чрезмерно большими, тело чересчур тяжелым, клюв слишком твердым, а лапы непомерно сильными. В общем, все эти громоздкие атрибуты мешали ей с удовольствием устраиваться на аппетитных пирожных или на человеческих нечистотах, а также страдать на совесть, упорно биясь об окна своей комнаты.
В действительности она отнюдь не собиралась парить в заоблачных высях или на вольных просторах.
Но, очнувшись, Муха всей душой сокрушалась, что она не Орел, взмывающий над горами, и страшно горевала, что она Муха. А потому она летала туда-сюда, и беспокойно металась, и без устали кружила, пока с наступлением ночи вновь не касалась головой подушки.

ЧЕРНАЯ ОВЦА

В одной далекой стране много лет назад жила-была черная Овца.
Ее расстреляли.
Век спустя стадо раскаялось и возвело в ее честь конную статую, весьма неплохо смотревшуюся в парке.
С тех пор всякий раз, как заводятся черные овцы, их тут же ведут на расстрел, дабы грядущие поколения обычных овец тоже могли поупражняться в ваянии.

ФИЛИН, МЕЧТАВШИЙ СПАСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

В самой непроходимой чаще Леса жил в давние времена Филин, который вдруг проникся заботой о ближнем.
В результате он принялся размышлять о явных злодеяниях, совершаемых всемогущим Львом, о слабости Муравья, который ежедневно рискует быть раздавленным именно в ту минуту, когда более всего занят; о вечно неуместном смехе Гиены; о Голубе, который сетует на воздух, дающий опору его крыльям; о Пауке, ловящем Муху; о Мухе, которая, несмотря на весь свой ум, позволяет Пауку поймать себя, и вообще о всех тех недостатках, что делают Человечество несчастным, и задумался о том, как бы все это поправить.
Вскоре у него выработалась привычка не спать по ночам и выходить на улицу, дабы наблюдать, как ведут себя окружающие, и он принялся пополнять свои знания в сфере науки и психологии, постепенно приводя их в некую систему в своей голове и в маленькой тетрадке.
И вот по прошествии нескольких лет Филин развил в себе незаурядные способности в деле классификации фактов и знал совершенно точно, когда Лев зарычит и когда Гиена захохочет или чем займется полевая Мышь в гостях у Мыши городской, и что сделает Пес с лепешкой в зубах, увидев в воде отражение морды Пса с лепешкой в зубах, и Ворона, когда ей скажут, как чудесно она поет.
В заключение следовал вывод.
Если бы Лев вел себя не так, как он обычно себя ведет, а как Лошадь, а Лошадь вела бы себя не так, как она обычно себя ведет, а как Лев, а Удав вел себя не так, как он обычно себя ведет, а как Теленок, а Теленок вел себя не так, как он обычно себя ведет, а как Удав, и так до бесконечности, Человечество достигло бы спасения, ибо все жили бы в мире и война вновь стала бы тем, чем была во времена, когда войны не было.
Но остальные звери не ценили усилий Филина, каким бы он ни полагал себя мудрым в глазах других. Скорее они считали его глупым, не сознавая глубины его мыслей, и все так же пожирали друг друга, за исключением Филина, которого никто не пожирал, да и сам он никогда никого не кушал.

ТКАНЬ ПЕНЕЛОПЫ, ИЛИ КТО КОГО ОБМАНЫВАЕТ

Много лет назад жил в Греции человек по имени Одиссей (несмотря на немалую мудрость, он отличался еще и необычайной хитростью). Он был женат на Пенелопе, женщине прекрасной и чрезвычайно одаренной, единственным недостатком которой была ее непомерная тяга к ткацкому делу. Благодаря этой привычке она легко проводила долгое время в одиночестве.
Легенда гласит, что едва хитрый Одиссей замечал, что жена, невзирая на запреты, вновь собирается сесть за свое бесконечное полотно, он по ночам украдкой принимался готовить походные сапоги и крепкую ладью. И наконец, не сказав супруге ни единого слова, пускался в странствия по свету, стремясь найти путь к себе.
Таким образом, Пенелопе удавалось держать мужа на расстоянии, а самой кокетничать с поклонниками, внушая им, будто это она ткала, пока Одиссей странствовал, а не Одиссей странствовал, пока она ткала. Видимо, так оно и представлялось Гомеру, который, как известно, нередко подремывал да и вообще был не в курсе дела.

ЗЕРКАЛЬЦЕ, СТРАДАВШЕЕ ОТ БЕССОННИЦЫ

Жило на свете ручное Зеркальце. Когда оно оставалось наедине с собой и никто в него не гляделся, ему становилось до того худо, будто и нет его вовсе на свете, и, возможно, оно было право. Но другие зеркальца потешались над ним и, когда по ночам их складывали вместе в ящик туалетного столика, спали довольные без задних ног, далекие от переживаний бедного невротика.

МУДРЕЦ, ПОЛУЧИВШИЙ ВЛАСТЬ

Однажды, много лет назад, Обезьяна осознала, что из всех животных именно ее потомство, то есть человек, - наиболее разумно.
Воодушевленная этим откровением, она принялась изучать кипу книг, издавна пылившихся в ее доме, и по мере продвижения в учебе стала вести себя в самых обычных ситуациях как важная персона.
Особое упорство позволило ей вскоре добиться значительных успехов благодаря советам Лисы в области политики, а также Филина и Змеи в сфере знаний.
Таким образом, к изумлению простодушных вскоре Обезьяна начала свое восхождение на вершину, пока в один прекрасный день друзья и недруги не поздравили ее с назначением на должность секретаря Льва.
Однако в часы бессонницы (овладевшей ею с тех пор, как она узнала, что столько знает) Обезьяна сделала еще одно сенсационное открытие: вопиющая несправедливость состояла в том, что Лев, опиравшийся лишь на свою силу и страх остальных, был ее начальником, а она, как довелось ей где-то прочесть, способная при желании и небольшом усилии заново написать сонеты Шекспира, ходила у Льва в подчиненных.
Наутро, набравшись мужества и непрестанно прокашливаясь, Обезьяна больше часа излагала Льву, приводя сложные и тщательно продуманные доводы, теорию о том, что согласно самой элементарной логике им следует поменяться ролями, ведь всякому и без семи пядей во лбу ясно, сколь велико превосходство Обезьяны по части потомства и, разумеется, мудрости.
Лев, увлеченный полетом Мухи, ни на миг не отрывая взгляда от потолка, сразу со всем согласился, тотчас сменил корону на перо и, выйдя на балкон, объявил о смене власти городу и миру.
Отныне, когда Обезьяна отдавала ему распоряжения, Лев не перечил и неизменно выражал согласие мощной оплеухой. Если же Обезьяна отчитывала его за неверно истолкованный приказ или скверно составленную речь, знаком согласия служили две-три могучие затрещины. Вскоре тело нового царя, нашей мудрой Обезьяны, превратилось в сплошную рану, источавшую кровь или того хуже.
Наконец Обезьяна буквально на коленях стала умолять Льва вернуться к прежнему порядку вещей, на что Лев, изнывая от скуки, как тысячу лет назад, зевнув ответил "да". Зевнув еще раз, мол, ладно, вернемся к прежнему порядку вещей, он принял корону и возвратил перо. С тех пор Обезьяне положено перо, а Льву - корона.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...